RUS ENG
Мероприятия БНПА: Апрель
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30    
[все мероприятия]

Новости БНПА

31.03.2020
COVID-19 Запущен внеочередной конкурс предложений: 600 000 евро для проектов в области здравоохранения, образования и ММСП
подробнее

25.03.2020
РСПП и БНПА представили сегодня на совещании в Минэкономики свой пакет антикризисных мер для дальнейшего обсуждения их в правительстве.
подробнее

08.03.2020
С весенним праздником, милые дамы!
подробнее

02.03.2020
Бизнес-союзы раскритиковали проект постановления о запрете пластиковой посуды в общепите
подробнее


[архив новостей]


Миф-80 #003


Изобразительная поэтика «школы» находит опору в весьма специфической кинодраматургии. Подобно тому, как кадр лидеров «школы», «очищаясь» от историзма, психологизма, юмора, бытовой конкретности, приходит к обнажению изобразительной структуры как своей первоосновы, притча трансформирует всё многообразие, всю поляризацию, весь калейдоскоп жизни к некой моральной абстракции.


Поначалу кажется, что «Вавилон-ХХ» легко входит в эту схему критических рассуждений, но внимательное вглядывание в фильм обнаружит резкие отличия от принципов «школы», нераздельно слитые с видимым следованием ее поэтике.


Самое начало фильма возвращает нас к принципам, почти не встречающимся в современном кинематографе — к принципам «монтажной» кинометафоры: три первых кадра фильма словно напоминают об экспериментах Эйзенштейна периода «интеллектуального кино».


1. Из клубящегося тумана проступают черты тяжело ступающих, почти пригнутых тяжестью вязанок с хворостом к раздрызганным дорожным колеям крестьянки и девочки — их сдавленные вздохи усилены фонограммой и представляют собой своеобразный звуковой «крупный план».


2. Два вола с натугой тянут из молочного тумана какой-то воз; они издают протяжные, жалующиеся вздохи — почти такие же, что и у людей в предыдущем кадре.


3. Фабиан, герой фильма, выходит из тумана налегке, но на лице его мука, он прижимает ладонь к сердцу, и из его груди вырываются подобные же натруженные вздохи изнеможения, выделенные звуковым «крупным планом», что и у надрывающихся людей, и у надрывающейся скотины.


Что за ношу взвалил на себя Фабиан? Фабиан — сельский философ, и он с упорством, напрягаясь мужичьими жилами, упираясь оскользающими ногами в раскисшую дорожную глину, выволакивает из тумана на свет божий великую непосильную мысль, «разрешить» которую — такой же каждодневный, нескончаемый труд, как и труд крестьянина, как и труд всей природы.


Своей плотской силой эта метафора даже отвлекает на время от другого важного для фильма монтажного сопоставления. В том же кинозачине на землю Вавилона ступит лихой матрос Клим Синица, и не грязь дорог, а ковер из полыхающих осенних листьев расстелет земля под ноги Климу; не холодный туман будет вдыхать Клим, а бодрящий воздух ранней осени; не натруженная походка будет у него, а легкая, пританцовывающая — черная движущаяся точечка будет вписана в ту цветовую гамму осенней рощицы, когда зелень листвы только начала перетекать в нежный багрянец. Лучшее казино Джойказино онлайн.